Либерализм и либертарианство

Либерализм и либертарианство

Фундаментально либерализм и либертарианство мало чем отличаются друг от друга, но, что важно — без либерализма никогда бы не появилось либертарианства. В одном из интервью Франклин Рузвельт на вопрос, какой идеологии он придерживается, немного подумав, ответил, что он либерал. С тех пор сторонников Демократической партии в США стали называть либералами, несмотря на то, что они придерживаются взглядов, прямо противоположных тем, которые исповедуют истинные, или «классические» либералы.

Демократы выступают за большое правительство, высокие налоги, перераспределение доходов, обширное госрегулирование — всё то, что ослабляет экономику, препятствует накоплению и увеличению инвестирования, лишает людей части их собственности.

Республиканцы оказались ненамного лучше: ни одно из республиканских правительств после Рузвельта так и не смогло, несмотря на свою политическую риторику, реализовать программу классического либерализма и шло по пути расширения полномочий государства и численности госчиновников, увеличивало госрасходы и дефицит госбюджета, хотя иногда и ограничивало госрегулирование и снижало налоги. В 1950-е оформилась идеология консерватизма, которую республиканцы приняли за основу своей политической платформы, но которая лишь частично базируется на идеях классического либерализма.

Поэтому в Америке часто говорят о либералах, то есть демократах, и консерваторах, которые по сути республиканцы.

Это в Америке. А в Европе подмена понятий произошла ещё раньше — во второй половине XIX в. Там либеральная программа была размыта двумя враждебными ей силами. С одной стороны, представители старого режима — аристократии и дворянства ради выживания приняли некоторые либеральные идеи, касавшиеся прежде всего частной собственности и организации рыночной экономики. С другой — народившийся социализм ради повышения собственной привлекательности перехватил у либералов идеи свободы и мира, которые, правда, использовал в демагогических целях. Яркой, но печальной жертвой этого фокуса стал выдающийся либеральный мыслитель Джон Стюарт Милль-мл., который к концу жизни перешёл на социалистические позиции.

Были и другие, не менее значимые причины:

1) Внутренне в либеральной доктрине возобладал утилитаристский подход к идеям свободы и рыночной экономике, который размыл чистоту либеральных принципов;

2) Миф об ужасах капитализма и неприятие индивидуализма привели к «предательству интеллектуалов», само появление которых как класса образованных людей стало возможным в XIX в. именно благодаря капитализму и обосновывавшей его либеральной доктрине. Интеллектуалы, свободные от ответственности за какие-либо практические результаты, подпали под очарование утопических идей всеобщего равенства и некоей справедливости;

3) Против либерализма работала и идея национального государства.

В этих условиях классический либерализм в Европе был размыт в своих основах. Последствия оказались трагическими и проявились, в частности, в возникновении в начале XX в. тоталитарных идеологий.

После того, как спасаясь от фашизма, выдающиеся либеральные мыслители австрийцы Людвиг Мизес и Фридрих Хайек переехали в США, в Европе больше не осталось и теоретических цитаделей либерализма.

По окончании войны (Второй мировой) немногочисленные классические либералы озадачились вопросом о самоназвании. Возник термин «либертарианство». Но он не был новым.

Как и в случае с либерализмом у Рузвельта, «либертарианство» было заимствовано либералами у прогрессистского, точнее, социалистического политического течения, существовавшего в Америке на рубеже XIX-XX вв.

Иными словами, враждебные друг другу доктрины взаимно обменялись своими названиями.

В последние годы в среде американских демократов возрождено название «прогрессисты» для описания идейной платформы крайне левого крыла Демократической партии.

Для того, чтобы что-то сравнивать — в данном случае либерализм и либертарианство, — необходимо для начала представлять себе суть сравниваемых объектов.

Что такое либерализм?

У большинства людей представления о либерализме в лучшем случае сводятся к незамысловатой формуле «свобода лучше, чем несвобода». Но какое отношение свобода имеет к таким явлениям жизни, как частная собственность, уровень налогов, устройство государства?

Различные учебники и справочники упоминают либерализм в числе десятков других «направлений» и «течений», создавая ложное впечатление, будто это лишь одна из многих идей, из которых можно составлять предвыборные политические программы.

А между тем мы живём в мире, который сформирован либеральными идеями и чьё развитие проходит по либеральному сценарию.

Огромное и растущее количество товаров и услуг, постоянно появляющиеся новые механизмы, устройства и машины, рост уровня жизни и сужение пространства бедности, выборы и суды, повышение прозрачности и открытости политических систем, мировая система, основанная на правилах, — всё это плоды либерализма. Даже авторитарные режимы, проклиная либерализм и талдыча про его закат, не стесняются вместе с тем пользоваться его идеями — рыночной экономикой, международным разделением труда, капиталом и глобальной торговлей.

Либерализм — это базовая социальная доктрина, объясняющая устройство общества и механизмы его функционирования. Вторая доктрина — социализм, где наиболее структурированным учением выступает марксизм. Других нет. Каждая опирается на собственный теоретический фундамент в интерпретации экономики, политики и истории.

Все остальные учения и течения питаются идеями либерализма и социализма, добавляя к ним некоторые собственные идеи

В основе либеральной доктрины лежит концепция стихийных порядков и самоорганизации, в условиях которых человек действует целенаправленно. Поведение и действия человека определяются его разумом, поэтому мир познаваем (в отличие от того, что утверждают неомарксисты в лице постмодернистов), но мы вместе с тем никогда не сможем понять его во всей полноте взаимосвязей и образующих его элементов. Структура человеческой деятельности постоянно адаптируется (и функционирует путем адаптации) к миллионам фактов, которые в своей совокупности не известны никому. Ни один человек не знает и не может знать бОльшую часть конкретных фактов, определяющих действия всех многих и различных членов общества.

Поэтому свобода имеет не только абсолютную моральную ценность, она представляет собой ещё и важнейший механизм самоорганизации, когда человек имеет возможность делать выбор в пользу наилучших для себя вариантов действий. Свобода открывает возможности для действий, которые невозможно предвидеть. Мы редко узнаём о том, что теряем в результате ограничений свободы. Поэтому индивидуальная свобода представляет собой важнейшее условие развития общества.

Рыночный порядок в экономике, представляющий собой обмен благами (товарами и услугами), позволяет добиться соответствия между ожиданиями различных людей и увеличивает возможности каждого иметь больше различных благ. Рынок заставляет каждого сотрудничать со всеми ради выживания и достижения своих индивидуальных целей. Посредством обмена люди, преследуя свои эгоистические интересы, в то же время ненамеренно приносят друг другу взаимную пользу.

Только рыночный порядок делает возможным мирное согласование расходящихся индивидуальных целей

Именно поэтому рыночный порядок и объясняющий его либерализм не действуют в интересах какой-либо одной группы. Либерализм всегда имел в виду благо всех. Массовое  производство, начавшееся в условиях Промышленной революции, не только обогатило предпринимателей — оно прежде всего начало обеспечивать благами огромное количество людей, повышая уровень и качество их жизни.

В основе рыночного порядка — признание ограниченности ресурсов и необходимости их экономного использования ради получения прибыли.

Отличие либертарианства от либерализма

Чем отличаются два этих направления?! Фундаментально, ни в чём. Да их вообще неправомерно сравнивать, поскольку обе идеи находятся в разных «весовых категориях».

Нельзя сравнивать теорию с одним из выросших из неё учений. Это всё равно что сравнивать ствол дерева и одну из его веток: без некоторых веток дерево может спокойно существовать, но ветка не живёт без дерева.

Однако в этой теме есть важный нюанс или даже поворот.

Дело в том, что либертарианский манифест Ротбарда (основатель и главный теоретик либертарианства) одновременно является манифестом анархо-капитализма. Это учение убедительно обосновывает возможность решения рынком всех тех задач, которыми в настоящее время занимается государство, включая правоохранительную деятельность (суды, полиция, приставы). Все виды собственности сводятся к одной — частной.

Попутно стоит отметить, что в отношении своей идеи Ротбард сделал то, что должен был сделать, но сделал Маркс в отношении идеи коммунизма: Ротбард подробно прописал модель самоорганизованного общества, способного решать все встающие перед ним проблемы. Маркс же, посвятив все свои силы критике капитализма, так и не смог предложить сколь-либо обоснованной модели коммунизма.

На Ротбарде в либерализме произошёл идейный переход от признания пусть и ограниченной роли государства к его полному отрицанию, как института. Трудно где-либо ещё найти более уничтожающей критики государства как у Ротбарда.

В своей «Анатомии государства» он говорит о том, что

«Государство занимается хищническим разрушением», а в «Этике свободы» называет государство «типичной криминальной организацией»

Ротбард не первый мыслитель, кто резко критиковал роль государства, но он, пожалуй, первый из тех, кто ввёл в пространство либеральной доктрины концепцию отказа от государства.

Всё-таки мейнстрим либерализма признаёт государство как один из важнейших, хотя и неоднозначных институтов цивилизации, который к тому же эволюционировал и пришёл к либеральной модели конституционной демократии, существенно изменившей механизмы функционирования и роль государства за счёт принципов разделения властей и верховенства закона.

Таким образом, в либертарианство была добавлена идея анархизма.

Но либертарианская идея не представляет собой единого целого, в ней тоже есть свои варианты и ответвления. Один из таких вариантов — это минархизм, то есть не полный отказ от государства, а сокращение его роли до абсолютного минимума.

Возвращаясь к задаче сравнения двух идей, можно, наверное,  сказать так, что

Далеко не все либералы назовут себя либертарианцами, но либертарианец не может не быть либералом.

Если понравилась статья, то подписывайтесь на канал “Политдела” в телеграме. Здесь рассказывают о событиях в мире и в стране понятно, оперативно и без домыслов.

Автор статьи – Андрей Авраменко.

Другие статьи автора, которые Вас могут заинтересовать: